База знаний
Мини-курсы
О компании
Сообщество выпускников
Лаборатория
Как учиться?
Карьерный центр
Бесплатная помощь коуча или психолога
Карьерные консультации
прочитаете за 9 минут

«Боюсь, что эмоции захлестнут — меня и клиента». Как психологу справиться с тревогой об эмоциях

11.06.2024
Работа с клиентом
Первые две части цикла — о страхе навредить клиенту и страхе чего-то не знать и не суметь помочь. Третья, завершающая часть, — о том, что делать, если страшно не справиться с эмоциями: своими и клиента. Что делать с этим страхом, рассказывает выпускница Психодемии, практикующий психолог Оксана Штыркова.
Первые две части цикла — о страхе навредить клиенту и страхе чего-то не знать и не суметь помочь. Третья, завершающая часть, — о том, что делать, если страшно не справиться с эмоциями: своими и клиента. Что делать с этим страхом, рассказывает выпускница Психодемии, практикующий психолог Оксана Штыркова.
Узнаете, как быть, если страшно:
Узнаете, как быть, если страшно:
Оксана Штыркова
фото врача-психиатра Полины Ялтонской
Психолог, секс-терапевт, системный семейный терапевт.

Страшно ощутить сильные эмоции, которые помешают сессии

С одной стороны, психолог не должен вносить свои эмоции в процесс терапии. Важно оставаться нейтральным и сосредоточиться на реакциях клиента. С другой стороны, из-за этого начинающие специалисты часто считают, что вообще не должны ничего чувствовать на сессии. Переживают, что эмоции будут только мешать работе, боятся, что начнут злиться на клиента, ощущать отстранение или, наоборот, привязанность.
С одной стороны, психолог не должен вносить свои эмоции в процесс терапии. Важно оставаться нейтральным и сосредоточиться на реакциях клиента. С другой стороны, из-за этого начинающие специалисты часто считают, что вообще не должны ничего чувствовать на сессии. Переживают, что эмоции будут только мешать работе, боятся, что начнут злиться на клиента, ощущать отстранение или, наоборот, привязанность.
При этом я слышала от психологов и такие фразы: «Как клиент может так говорить о родителях? Я бы все отдала, чтобы со своими поговорить, но уже не могу». Или «Как можно так говорить с детьми? Неудивительно, что родной сын отвернулся». В этих случаях эмоции как раз влияют на отношения специалиста и клиента, так как ощущается осуждение и непонимание. С ними важно уметь работать.
При этом я слышала от психологов и такие фразы: «Как клиент может так говорить о родителях? Я бы все отдала, чтобы со своими поговорить, но уже не могу». Или «Как можно так говорить с детьми? Неудивительно, что родной сын отвернулся». В этих случаях эмоции как раз влияют на отношения специалиста и клиента, так как ощущается осуждение и непонимание. С ними важно уметь работать.

Что делать

Чувствовать эмоции — нормально. Если специалист замечает их во время сессии, умеет их отслеживать, и при этом переживает, что они могут помешать работе, — это говорит о развитой осознанности и глубокой рефлексии. Для психолога это полезный навык. С другой стороны, эмоции во время работы действительно могут мешать контакту с клиентом, влиять на слова и действия специалиста, вредить терапевтическому альянсу.
Чувствовать эмоции — нормально. Если специалист замечает их во время сессии, умеет их отслеживать, и при этом переживает, что они могут помешать работе, — это говорит о развитой осознанности и глубокой рефлексии. Для психолога это полезный навык. С другой стороны, эмоции во время работы действительно могут мешать контакту с клиентом, влиять на слова и действия специалиста, вредить терапевтическому альянсу.
Чтобы справляться с эмоциями и понимать, почему слова клиента так отзываются, важно находиться в супервизии и личной терапии. Сильные эмоции на сессии — свидетельство «больных тем» в жизни психолога. Их можно исследовать вместе с личным терапевтом. А супервизор поможет построить процесс работы так, чтобы переживания не мешали сохранять альянс с клиентом и эффективно помогать.
Чтобы справляться с эмоциями и понимать, почему слова клиента так отзываются, важно находиться в супервизии и личной терапии. Сильные эмоции на сессии — свидетельство «больных тем» в жизни психолога. Их можно исследовать вместе с личным терапевтом. А супервизор поможет построить процесс работы так, чтобы переживания не мешали сохранять альянс с клиентом и эффективно помогать.

Страшно конфликтовать с клиентом

Напряженные ситуации на сессиях может быть сложно переносить и клиенту, и психологу. Только если специалист, скорее всего, не поддастся эмоциям и обсудит их с личным терапевтом, то клиенту не надо сдерживаться: он уже находится перед своим психологом. И может вести себя агрессивно, с обидой, провоцировать конфликт.
Напряженные ситуации на сессиях может быть сложно переносить и клиенту, и психологу. Только если специалист, скорее всего, не поддастся эмоциям и обсудит их с личным терапевтом, то клиенту не надо сдерживаться: он уже находится перед своим психологом. И может вести себя агрессивно, с обидой, провоцировать конфликт.
Начинающего специалиста может пугать такое поведение. Может не хватать опыта и знаний, как справляться с напряжением на сессии. Может казаться, что проблема в нем самом, и конфликт случился из-за его непрофессионализма. Скорее всего, это не так, и к психологу это вообще не имеет отношения.
Начинающего специалиста может пугать такое поведение. Может не хватать опыта и знаний, как справляться с напряжением на сессии. Может казаться, что проблема в нем самом, и конфликт случился из-за его непрофессионализма. Скорее всего, это не так, и к психологу это вообще не имеет отношения.

Что делать

Поддержать клиента в его чувствах. Многим сложно проявлять агрессию в обычной жизни, за пределами кабинета психолога. Если удается демонстрировать ее и проживать со специалистом, ощущая поддержку и открытость, — это значимый опыт. Человек будет опираться на него в жизни и чувствовать себя смелее в контакте с другими людьми. Вместе с психологом клиент может исследовать свои чувства, состояние и понимать, как реализовать его без вреда для себя и окружающих.
Поддержать клиента в его чувствах. Многим сложно проявлять агрессию в обычной жизни, за пределами кабинета психолога. Если удается демонстрировать ее и проживать со специалистом, ощущая поддержку и открытость, — это значимый опыт. Человек будет опираться на него в жизни и чувствовать себя смелее в контакте с другими людьми. Вместе с психологом клиент может исследовать свои чувства, состояние и понимать, как реализовать его без вреда для себя и окружающих.
Учиться превращать конфликт в рабочую ситуацию, из которой можно взять много полезного для работы с клиентом. Тогда она станет инструментом достижения их общей цели, а не проблемой, которую надо как-то урегулировать. Для этого рекомендую обратиться к процессу сеттинга вашей модальности. В разных подходах есть правила, как встраивать конфликт в цельный, единый и результативный процесс терапии.
Учиться превращать конфликт в рабочую ситуацию, из которой можно взять много полезного для работы с клиентом. Тогда она станет инструментом достижения их общей цели, а не проблемой, которую надо как-то урегулировать. Для этого рекомендую обратиться к процессу сеттинга вашей модальности. В разных подходах есть правила, как встраивать конфликт в цельный, единый и результативный процесс терапии.
Обратиться к супервизору, если переживаете, что конфликт случился из-за вас или вашего непрофессионализма. Вместе с опытным специалистом получится разобрать ситуацию и найти инструменты самопомощи во время конфликта на сессии.
Обратиться к супервизору, если переживаете, что конфликт случился из-за вас или вашего непрофессионализма. Вместе с опытным специалистом получится разобрать ситуацию и найти инструменты самопомощи во время конфликта на сессии.
Как решиться на жизненные изменения, если даже думать о них страшно? На мини-курсе «Как бояться и делать» вы научитесь работать с мыслями и эмоциями, чтобы они не мешали действовать. Составите план кардинальных перемен, который действительно сможете реализовать.

Страшно, что клиент уйдет, хлопнув дверью

Или, в зависимости от формата работы, — резко покинет виртуальную комнату и не вернется.
Или, в зависимости от формата работы, — резко покинет виртуальную комнату и не вернется.
По моему опыту, клиенты могут так повести себя в долгосрочной работе с психологом, когда есть доверие и крепкий терапевтический альянс. Поэтому в этой ситуации лучшим решением будет не отвечать на такую эмоцию обесцениванием, агрессией или пристыживанием. Это может разрушить отношения.
По моему опыту, клиенты могут так повести себя в долгосрочной работе с психологом, когда есть доверие и крепкий терапевтический альянс. Поэтому в этой ситуации лучшим решением будет не отвечать на такую эмоцию обесцениванием, агрессией или пристыживанием. Это может разрушить отношения.

Что делать

Рекомендую зафиксировать свои чувства, вспомнить, как ощущали себя в момент, когда клиент ушел, — и обсудить это на встрече со супервизором. В 95% случаев на следующей сессии с клиентом также рекомендую проговорить эту ситуацию. Такой жест несет очень много энергии, которую важно обсудить и извлечь пользу для процесса терапии.
Рекомендую зафиксировать свои чувства, вспомнить, как ощущали себя в момент, когда клиент ушел, — и обсудить это на встрече со супервизором. В 95% случаев на следующей сессии с клиентом также рекомендую проговорить эту ситуацию. Такой жест несет очень много энергии, которую важно обсудить и извлечь пользу для процесса терапии.
Контакт клиента и психолога ценнее правил и прописанных ситуаций. Важно находиться в контексте ситуации с человеком, замечать его поведение, эмоции, мысли, а также замечать, что происходит с вами. Только замечая и будучи в самом процессе, психолог сможет понять, как лучше или проще поступить в конкретной ситуации.
Контакт клиента и психолога ценнее правил и прописанных ситуаций. Важно находиться в контексте ситуации с человеком, замечать его поведение, эмоции, мысли, а также замечать, что происходит с вами. Только замечая и будучи в самом процессе, психолог сможет понять, как лучше или проще поступить в конкретной ситуации.

Страшно завершать сессию, когда клиент в сильных эмоциях

Возможно, к концу сессии клиент испытал сильные переживания, и психолог видит, что до конца сессии остается 5−10 минут, а человек ощущает страх, панику, злость или горе. Такое может случиться с любым психологом, поскольку предугадать поведение человека и его эмоциональную реакцию сложно. В таких обстоятельствах специалист тоже может впасть в тревогу и страх, особенно если верит в убеждение, что клиент в конце сессии должен чувствовать себя хорошо.
Возможно, к концу сессии клиент испытал сильные переживания, и психолог видит, что до конца сессии остается 5−10 минут, а человек ощущает страх, панику, злость или горе. Такое может случиться с любым психологом, поскольку предугадать поведение человека и его эмоциональную реакцию сложно. В таких обстоятельствах специалист тоже может впасть в тревогу и страх, особенно если верит в убеждение, что клиент в конце сессии должен чувствовать себя хорошо.

Что делать

Первый шаг — учиться вести сессию так, чтобы эмоциональные пики проходили ближе к середине. Для этого можно обратить внимание, как начинаете сессию, по какой структуре идете. При этом замечать поведение и эмоции клиента, направляя его переживания к середине и не провоцируя к завершению.
Первый шаг — учиться вести сессию так, чтобы эмоциональные пики проходили ближе к середине. Для этого можно обратить внимание, как начинаете сессию, по какой структуре идете. При этом замечать поведение и эмоции клиента, направляя его переживания к середине и не провоцируя к завершению.
Если эмоциональная реакция случилась в конце встречи, с этим можно справиться по-разному.
Если эмоциональная реакция случилась в конце встречи, с этим можно справиться по-разному.
Задержаться на 5−10 минут, если вам позволяет время и подход, в котором вы работаете, чтобы привести клиента в стабильное эмоциональное состояние. Полезно иметь в запасе несколько коротких техник, которые помогут клиенту справиться здесь и сейчас. Чаще всего специалисты используют различные формы заземления, дыхательные практики, которые помогают сконцентрироваться и успокоиться.
Если задержаться не получается, можно дать эти техники клиенту «с собой», а в дополнение — домашнее задание, которое поможет ему прожить сложный эмоциональный период. Допустимо написать ему позже и спросить, как он себя чувствует. Не все психологи согласятся с этим, но предлагаю отслеживать, зачем вы это делаете. Чтобы убедиться, что не совершили ошибку, или чтобы узнать, что человеку действительно стало легче?
Если чрезмерно переживаете, что сделали клиенту плохо и не справились, обсудите это с супервизором. А следующую встречу с клиентом начните с окончания прошлой — обсудите, как она закончилась, как клиент себя чувствовал, о чем думал, как справился с эмоциями. Важно проговорить это вместе с клиентом: этот процесс будет полезен клиенту и покажет, что эффективнее не замалчивать важное, а проговорить прямо.
Если чрезмерно переживаете, что сделали клиенту плохо и не справились, обсудите это с супервизором. А следующую встречу с клиентом начните с окончания прошлой — обсудите, как она закончилась, как клиент себя чувствовал, о чем думал, как справился с эмоциями. Важно проговорить это вместе с клиентом: этот процесс будет полезен клиенту и покажет, что эффективнее не замалчивать важное, а проговорить прямо.
«Страх это признак того, что вам небезразлично, что происходит между вами и клиентом на сессии. Это признак вашей человечности и действительно искреннего и профессионального интереса к ситуации. Для меня страх гарантирует, что вы не останетесь равнодушным к ситуации, будете сохранять профессионализм и будете стремиться делать все, чтобы ваш профессионализм рос. И помните, что абсолютно каждый психолог был на вашем месте, и до сих пор каждый психолог периодически испытывает беспокойство, тревогу или страх, но мы все знаем, как с этим справляться. А теперь знаете и вы».
Оксана Штыркова, выпускница Психодемии
Поделиться:
Копировать ссылку
Еще по теме

    Мы выкладываем полезные материалы и анонсы в нашем канале, подписывайтесь