База знаний
Мини-курсы
О компании
Сообщество выпускников
Лаборатория
Как учиться?
Карьерный центр
Бесплатная помощь коуча или психолога
Карьерные консультации
прочитаете за 15 минут

Родитель проявляет агрессию к ребенку. Как работать с таким запросом с помощью IFS-терапии

4.04.2023
Опытом делится преподаватель «Психодемии»
Работа с клиентом
Быть родителями непросто. Как бы ни хотелось быть спокойными, понимающими и принимающими, происходят разные ситуации — ребенок не слушается, плачет, требует, капризничает. В таких ситуациях сложно сохранить самообладание и образ идеального родителя: мы срываемся на крик, угрозы и манипуляции. А после этого нас накрывают вина и стыд, ведь на самом деле мы этого не хотели.
Быть родителями непросто. Как бы ни хотелось быть спокойными, понимающими и принимающими, происходят разные ситуации — ребенок не слушается, плачет, требует, капризничает. В таких ситуациях сложно сохранить самообладание и образ идеального родителя: мы срываемся на крик, угрозы и манипуляции. А после этого нас накрывают вина и стыд, ведь на самом деле мы этого не хотели.
В отношении родителей, которые проявляют агрессию к детям и потом винят себя, хорошо получается применять подход IFS, считает Варлакова Юлия, практикующий семейный психолог, IFS-терапевт, преподаватель курса «Терапия внутренних семейных систем (IFS): расширенный вводный курс». В статье делимся основными мыслями из ее видео. Вы узнаете:
В отношении родителей, которые проявляют агрессию к детям и потом винят себя, хорошо получается применять подход IFS, считает Варлакова Юлия, практикующий семейный психолог, IFS-терапевт, преподаватель курса «Терапия внутренних семейных систем (IFS): расширенный вводный курс». В статье делимся основными мыслями из ее видео. Вы узнаете:

Как агрессия родителя объясняется в IFS-подходе

Внутри каждого человека есть Сэлф — внутреннее Я — и внутренние части, которые несут в себе эмоции и чувства и иногда руководят нашими действиями. Основная идея подхода в том, что части должны выполнять свои цели и задачи и проживать эмоции в контакте с Сэлф. А вот когда одна часть захватывает контроль над нами, гармония нарушается. Подробнее об IFS-подходе вы можете прочитать в статье.
Внутри каждого человека есть Сэлф — внутреннее Я — и внутренние части, которые несут в себе эмоции и чувства и иногда руководят нашими действиями. Основная идея подхода в том, что части должны выполнять свои цели и задачи и проживать эмоции в контакте с Сэлф. А вот когда одна часть захватывает контроль над нами, гармония нарушается. Подробнее об IFS-подходе вы можете прочитать в статье.
Теперь представим ситуацию: ребенок медленно одевается. Обычно родитель относится к этому спокойно, но именно сегодня он устал или торопится по делам. Он начинает злиться — это «включается» одна из его внутренних частей. Пока у этой части есть контакт с Сэлф, человек будет просто злиться. При этом он может понимать, что ребенок маленький, что он тоже мог устать, поэтому капризничает — это «включилась» другая часть.
Теперь представим ситуацию: ребенок медленно одевается. Обычно родитель относится к этому спокойно, но именно сегодня он устал или торопится по делам. Он начинает злиться — это «включается» одна из его внутренних частей. Пока у этой части есть контакт с Сэлф, человек будет просто злиться. При этом он может понимать, что ребенок маленький, что он тоже мог устать, поэтому капризничает — это «включилась» другая часть.
Пока у этих частей есть контакт с Сэлф, родитель не сорвется на ребенка. Но как только часть, переполненная злостью, берет контроль в свои руки, человека затапливает агрессией, и он срывается. Сэлф никуда не девается, но эта часть оттесняет его и начинает руководить действиями родителя.
Пока у этих частей есть контакт с Сэлф, родитель не сорвется на ребенка. Но как только часть, переполненная злостью, берет контроль в свои руки, человека затапливает агрессией, и он срывается. Сэлф никуда не девается, но эта часть оттесняет его и начинает руководить действиями родителя.
Задача IFS-терапии — не избавить человека от частей, а помочь ему наладить отношения Сэлф и внутренних частей, дать возможность Сэлф быть лидером. Так клиент сможет прийти к свободе выбора, как себя вести и как обращаться с ребенком, и не будет проявлять агрессию.

Что понимать под родительской агрессией

Под агрессивное поведение попадает большой спектр проявлений. Бывает, что родители ничего не говорят, но глазами метают молнии, или же говорят ледяным тоном. И ребенок, особенно если он чувствителен к эмоциональному состоянию родителей, испытывает в этот момент очень много противоречивых чувств.
Под агрессивное поведение попадает большой спектр проявлений. Бывает, что родители ничего не говорят, но глазами метают молнии, или же говорят ледяным тоном. И ребенок, особенно если он чувствителен к эмоциональному состоянию родителей, испытывает в этот момент очень много противоречивых чувств.
Агрессия проявляется даже тогда, когда родитель уходит от ребенка, перестает с ним разговаривать или говорит что-то в духе «уйди, я не хочу с тобой разговаривать, ты мне такой не нужен» или заставляет почувствовать вину, говоря «подумай над своим поведением, ты должен извиниться». Внешне может выглядеть как отстранение родителя от ребенка, это тоже агрессия.
Агрессия проявляется даже тогда, когда родитель уходит от ребенка, перестает с ним разговаривать или говорит что-то в духе «уйди, я не хочу с тобой разговаривать, ты мне такой не нужен» или заставляет почувствовать вину, говоря «подумай над своим поведением, ты должен извиниться». Внешне может выглядеть как отстранение родителя от ребенка, это тоже агрессия.
Вот что относится к агрессивному поведению, кроме прямого физического вреда:
Вот что относится к агрессивному поведению, кроме прямого физического вреда:
  • Крики, срывы, когда взрослый неконтролируемо кричит на своего ребенка
  • Обзывательства, неприятные прозвища, грубые сравнения
  • Сарказм в адрес ребенка
  • Пристыживания и обвинения
  • Молчание, игнорирование
На самом деле под родителем в контексте этой статьи можно понимать любого члена семьи, который общается с ребенком: мама, папа, бабушка или тетя. Это могут быть даже не родственники, а люди, работа которых состоит во взаимодействии с детьми, — например, учителя и воспитатели.
На самом деле под родителем в контексте этой статьи можно понимать любого члена семьи, который общается с ребенком: мама, папа, бабушка или тетя. Это могут быть даже не родственники, а люди, работа которых состоит во взаимодействии с детьми, — например, учителя и воспитатели.

Хотите познакомиться со своими внутренними частями?
На мини-курсе «IFS: когда части личности не дружат» сможете выполнить практическое упражнение. Вы разберетесь, что это за подход, с какими запросами он работает и как влияет на клиентов и терапевтов. В конце получите сертификат.

Как работать с родителями, которые проявляют агрессию к детям

Обсудить запрос клиента

Работа начинается стандартно: вы знакомитесь с клиентом, спрашиваете о том, что привело его в терапию, чего он ждет от этого процесса. Нужно узнать больше о человеке, его семье, детях и условиях его жизни, а также обо всем, что вы считаете важным узнать для своей работы.
Работа начинается стандартно: вы знакомитесь с клиентом, спрашиваете о том, что привело его в терапию, чего он ждет от этого процесса. Нужно узнать больше о человеке, его семье, детях и условиях его жизни, а также обо всем, что вы считаете важным узнать для своей работы.
Запрос родители обычно так и описывают: «Я хочу относиться к своему ребенку иначе, перестать конфликтовать и срываться на него. Я просто попадаю в какое-то состояние, которым не управляю, а когда оно заканчивается, мне становится стыдно. Я не умею справляться с собой и эмоциями, которые меня накрывают, но очень этого хочу».
Запрос родители обычно так и описывают: «Я хочу относиться к своему ребенку иначе, перестать конфликтовать и срываться на него. Я просто попадаю в какое-то состояние, которым не управляю, а когда оно заканчивается, мне становится стыдно. Я не умею справляться с собой и эмоциями, которые меня накрывают, но очень этого хочу».
Терапевтическая работа возможна с теми родителями, которые осознают, что они не хотят проявлять агрессию к детям. Они понимают, что-то, как они себя ведут, — это проблема, и хотят хотят с этим справиться.

Попросить клиента описать его состояние в момент срыва

Некоторые клиенты описывают конкретные триггеры — действия ребенка, которые провоцируют сильные эмоции. Например, когда ребенок начинает разбрасывать вещи, или швырять еду, или когда он не просто плачет, а переходит на крик и визг — тогда родитель просто не может сдержаться, чтобы не накричать на него, хотя в остальных ситуациях спокойно реагирует. Другие люди не описывают конкретные ситуации, а говорят, что срываются в разные моменты. Возможно, из-за усталости или других причин, но это происходит спонтанно и очень неожиданно для них самих.
Некоторые клиенты описывают конкретные триггеры — действия ребенка, которые провоцируют сильные эмоции. Например, когда ребенок начинает разбрасывать вещи, или швырять еду, или когда он не просто плачет, а переходит на крик и визг — тогда родитель просто не может сдержаться, чтобы не накричать на него, хотя в остальных ситуациях спокойно реагирует. Другие люди не описывают конкретные ситуации, а говорят, что срываются в разные моменты. Возможно, из-за усталости или других причин, но это происходит спонтанно и очень неожиданно для них самих.
Чаще всего клиент описывает свои реакции на ребенка как чрезмерные, гораздо более интенсивные, чем подразумевает ситуация. А после срыва он ощущает другие эмоции — стыд, вину, беспомощность, ощущение личного провала как родителя.
Чаще всего клиент описывает свои реакции на ребенка как чрезмерные, гораздо более интенсивные, чем подразумевает ситуация. А после срыва он ощущает другие эмоции — стыд, вину, беспомощность, ощущение личного провала как родителя.

Пересказать историю клиента на языке частей

Пересказ клиенту его истории сам по себе обладает терапевтическим эффектом. С помощью терапевта человек может увидеть и осознать все части, активированные в момент срыва. Сам он может даже не замечать всего многообразия эмоций и частей внутри себя.
Пересказ клиенту его истории сам по себе обладает терапевтическим эффектом. С помощью терапевта человек может увидеть и осознать все части, активированные в момент срыва. Сам он может даже не замечать всего многообразия эмоций и частей внутри себя.
Юлия Варлакова приводит пример — какую ситуацию могла бы описать терапевту мать ребенка и как можно было бы пересказать ее историю на языке частей.
Юлия Варлакова приводит пример — какую ситуацию могла бы описать терапевту мать ребенка и как можно было бы пересказать ее историю на языке частей.
Мать: «Мы с ребенком гуляли в парке, много играли, я была вовлечена в эту игру. Но долго мы гулять не могли, нужно было идти домой и затем в больницу. Я заранее сказала об этом ребенку, что через десять минут мы уходим; объяснила причину, постаралась вовлечь его в игру, чтобы заинтересовать уходом домой, говорила, что мы торопимся — то есть попробовала разные варианты, чтобы сгладить ситуацию. Но он так увлекся своей игрой, что казалось, он вообще меня не слышит. Я почувствовала раздражение — да что это такое, я перед ним прыгаю, уговариваю, а он меня не слышит. Я пыталась не сорваться до последнего, но в какой-то момент я, к сожалению, стала на него кричать, шлепнула его. Потом я почувствовала себя плохо, ощутила вину, я знаю, что нельзя бить детей, нельзя стыдить и кричать, но я так была захвачена этой яростью, у меня сжимались кулаки от напряжения, я старалась его не ударить, но в итоге и накричала, и шлепнула, и оба в слезах еле ушли домой».
Когда клиент описал ситуацию, нужно рассказать ему об идее множественности частей в IFS-терапии, чтобы он понял пересказ терапевта. Затем можно «вернуть» клиенту его историю.
Когда клиент описал ситуацию, нужно рассказать ему об идее множественности частей в IFS-терапии, чтобы он понял пересказ терапевта. Затем можно «вернуть» клиенту его историю.
Терапевт: «Могу представить то состояние, в которое вы попали в этой ситуации. Вижу, что это было для вас сложно. Я хочу рассказать вам о тех внутренних частях, которые участвовали в этом процессе. Если я буду ошибаться, поправляйте меня, чтобы мы составили правильную картину вашего состояния.
В вашем рассказе я услышала много частей:
  • Часть, которая наслаждалась прогулкой и временем с ребенком, получала удовольствие от этого времени
  • Часть, которая знала, что вам нужно пойти в больницу, уйти вовремя, поэтому торопилась
  • Часть, которая очень хотела уйти мирно и предлагала вам творческие идеи — вовлечь в игру, предупредить его заранее. Эта часть заботилась о хорошем разрешении ситуации
  • Часть, которая пыталась защитить лично вас: она сердилась, потому что ребенок не слушался, знала, что вам нужно идти, есть важная причина
  • Часть, которая закипела раздражением, когда вы перебрали все и никак не могли уйти. У вас сжимались кулаки, вы были переполнены злостью
  • Еще одна часть, которая пыталась помочь вам сдержаться, она пыталась остановить ваш срыв. Она напоминала вам, что ребенок маленький и не может быстро перестроиться. Эта часть пыталась остановить ярость другой части, но она была переполнена злостью, и в конце концов вы сорвались
  • Также после срыва появилась критикующая часть: она сказала вам, что так было нельзя, ты обещала не кричать на ребенка. Поэтому вы почувствовали вину и стыд»
Клиент может поправлять вас, уточнять, вспоминать и о других частях, которые включались в момент срыва. Все это важно записать, чтобы точнее создать «карту» человека, посмотреть на эту ситуацию целиком.
Клиент может поправлять вас, уточнять, вспоминать и о других частях, которые включались в момент срыва. Все это важно записать, чтобы точнее создать «карту» человека, посмотреть на эту ситуацию целиком.

Обратить внимание клиента на многообразие частей и добрые намерения

Пока вы создаете «карту» личности и частей, важно указать клиенту на то, как много частей в нем существует и как сложно может быть в таком состоянии.
Пока вы создаете «карту» личности и частей, важно указать клиенту на то, как много частей в нем существует и как сложно может быть в таком состоянии.
Терапевт: «Сейчас, когда мы углубились и поняли всю картину, посмотрите, какое многообразие частей находится внутри вас. Какой накал эмоций и чувств вы испытываете в одну единицу времени в подобной ситуации! Представьте, что перед вами десять человек, которые одновременно кричат и что-то от вас хотят. Конечно, вам в этот момент очень тяжело. Внутри поднимается шквал эмоций и чувств и тянет вас в разные стороны».
При этом важно уловить, как человек реагирует на мысль о множественности частей. Кому-то она принесет облегчение: он даже не догадывался, что внутри него столько всего, и теперь чувствует сопереживание к себе. Это помогает сместить фокус внутрь себя и дает надежду, что с этим можно справиться. Многие люди, приняв эту мысль, спрашивают, что же тогда с этим делать, как найти выход из этой ситуации. Для терапевта это знак, что можно дальше переходить к практической работе с частями.
При этом важно уловить, как человек реагирует на мысль о множественности частей. Кому-то она принесет облегчение: он даже не догадывался, что внутри него столько всего, и теперь чувствует сопереживание к себе. Это помогает сместить фокус внутрь себя и дает надежду, что с этим можно справиться. Многие люди, приняв эту мысль, спрашивают, что же тогда с этим делать, как найти выход из этой ситуации. Для терапевта это знак, что можно дальше переходить к практической работе с частями.
Но есть и те, кто может почувствовать себя виноватым: раз в нем столько частей, значит, проблема в нем. Многие родители охвачены самокритикой и стыдом, они уверены, что в них нет ничего хорошего. Поэтому важно нормализовать их хорошие намерения — конечно, если они действительно есть, иначе это уже совсем другая работа. Важно дать клиенту понять: злость на ребенка не характеризует его как личность. Это только одна его часть, которая почему-то его захватила, но на самом деле он не хочет так себя вести.
Но есть и те, кто может почувствовать себя виноватым: раз в нем столько частей, значит, проблема в нем. Многие родители охвачены самокритикой и стыдом, они уверены, что в них нет ничего хорошего. Поэтому важно нормализовать их хорошие намерения — конечно, если они действительно есть, иначе это уже совсем другая работа. Важно дать клиенту понять: злость на ребенка не характеризует его как личность. Это только одна его часть, которая почему-то его захватила, но на самом деле он не хочет так себя вести.
Терапевт: «Мы нарисовали картину частей не для того, чтобы вы почувствовали себя плохим родителем. Нам очень важно понять, что с вами происходит. Чем более понятная эта картина, чем четче мы понимаем каждую вашу часть. Вам легче будет справляться с эмоциями и чувствами, которые вас захватывают. Вам действительно приходится справляться со сложной ситуацией, и у вас есть части, которые искренне хотят помочь вам».
Если человеку все-таки сложно признать, что с ним все в порядке, не стоит сразу его переубеждать. Но можно обратить его внимание на то, что он пришел в терапию, значит, хочет решить проблему. Это говорит о том, что внутри него его части с добрыми намерениями.
Если человеку все-таки сложно признать, что с ним все в порядке, не стоит сразу его переубеждать. Но можно обратить его внимание на то, что он пришел в терапию, значит, хочет решить проблему. Это говорит о том, что внутри него его части с добрыми намерениями.

Что важно помнить в работе с родителем, проявляющим агрессию к ребенку

Работа с частями поможет клиенту сочувствовать себе и ребенку
Он разберется, зачем ему нужна каждая часть, с какими эмоциями они связаны, от чего защищают. Это изменит его отношение к ним — он перестанет пытаться от них избавиться и вместо этого испытает понимание и сочувствие к ним и самому себе. Если мы не можем бережно относиться к себе, то и ребенку нам будет сложнее сопереживать.
Работа с частями поможет клиенту сочувствовать себе и ребенку
Он разберется, зачем ему нужна каждая часть, с какими эмоциями они связаны, от чего защищают. Это изменит его отношение к ним — он перестанет пытаться от них избавиться и вместо этого испытает понимание и сочувствие к ним и самому себе. Если мы не можем бережно относиться к себе, то и ребенку нам будет сложнее сопереживать.
Важно сначала поработать с частями-защитниками, а затем переходить к изгнанникам
Родительская агрессия и срывы чаще всего не связаны напрямую с ребенком и его поведением. Чаще всего задеты какие-то внутренние, глубокие и уязвимые части личности, которые хранят прошлый опыт человека, болезненные эмоции и чувства. В IFS-терапии они называются изгнанники.
Важно сначала поработать с частями-защитниками, а затем переходить к изгнанникам
Родительская агрессия и срывы чаще всего не связаны напрямую с ребенком и его поведением. Чаще всего задеты какие-то внутренние, глубокие и уязвимые части личности, которые хранят прошлый опыт человека, болезненные эмоции и чувства. В IFS-терапии они называются изгнанники.
Добраться до них не так просто: сначала нужно поработать с защитниками. Их функция — сбалансировать систему, чтобы глубокие сильные эмоции изгнанников не затопили человека и не вывели его из строя. И на самом деле терапевт до сих пор не видит всей картины, не знает, какие у клиента изгнанные части и какую боль они хранят. Но когда «защита» будет пройдена, вы с клиентом сможете пройти вглубь его личности и работать с уязвимыми частями.
Добраться до них не так просто: сначала нужно поработать с защитниками. Их функция — сбалансировать систему, чтобы глубокие сильные эмоции изгнанников не затопили человека и не вывели его из строя. И на самом деле терапевт до сих пор не видит всей картины, не знает, какие у клиента изгнанные части и какую боль они хранят. Но когда «защита» будет пройдена, вы с клиентом сможете пройти вглубь его личности и работать с уязвимыми частями.

Наш курс
«Терапия внутренних семейных систем (IFS): расширенный вводный курс»

Освойте бережную и доказанно эффективную терапию внутренних семейных систем. Внедряйте универсальные инструменты в свою практику уже во время обучения благодаря отработке навыков на занятиях, работе под супервизией, просмотру и обсуждению демо-сессий с преподавателями.
Онлайн
Ведущие курса — сертифицированные IFS-терапевты Юлия Варлакова и Марина Хазан, которая прошла полное обучение IFS непосредственно у основателя подхода доктора Ричарда Шварца.
Продвинутый курс
Поделиться:
Копировать ссылку
Еще по теме

    Мы выкладываем полезные материалы и анонсы в нашем канале, подписывайтесь