Перед публикацией проверить код, который закрепляет хедер вверху экрана.
Скопировать ID блока хедера ниже, вставить в генератор кода и получившийся код вставить в блок Т123 ниже хедера.

Вход в Nolim:
aalenakorshunova@yandex.ru
vvvvv5
Мини-курсы
База знаний
Лаборатория
О компании
Сообщество выпускников
Реферальная программа
Как учиться?
Карьерные консультации
Бесплатная помощь коуча или психолога
31.05.2022
прочитаете за 12 минут
Чтобы помогать, а не травмировать (-ся)
Начинающим
Психологическое консультирование
Сексология

Как специалисту работать с клиентом, пострадавшим от сексуализированного насилия

Сексуализированное насилие — сложная и комплексная тема. Она может вызывать неприятные ощущения, и говорить о ней вслух не принято. Однако такое отношение окружающих только усугубляет тяжелые последствия, которые может вызвать у пострадавшего эпизод насилия. Самостоятельно справиться с таким опытом сможет не каждый, поэтому важно обратиться за помощью к психологу.
Сексуализированное насилие — сложная и комплексная тема. Она может вызывать неприятные ощущения, и говорить о ней вслух не принято. Однако такое отношение окружающих только усугубляет тяжелые последствия, которые может вызвать у пострадавшего эпизод насилия. Самостоятельно справиться с таким опытом сможет не каждый, поэтому важно обратиться за помощью к психологу.
Специалисту, работающему с травмой сексуализированного насилия, необходимо быть устойчивым, свободным от предрассудков и знать, как не навредить неустойчивому состоянию клиента. В новой статье мы собрали ответы на распространенные вопросы начинающих психологов по этой теме. За комментариями мы обратились к Марине Травковой — семейному психологу, супружескому и секс-терапевту, автору и преподавательнице курсов «Системная сексуальная терапия» и «Консультант в сфере сексуальных отношений».
Специалисту, работающему с травмой сексуализированного насилия, необходимо быть устойчивым, свободным от предрассудков и знать, как не навредить неустойчивому состоянию клиента. В новой статье мы собрали ответы на распространенные вопросы начинающих психологов по этой теме. За комментариями мы обратились к Марине Травковой — семейному психологу, супружескому и секс-терапевту, автору и преподавательнице курсов «Системная сексуальная терапия» и «Консультант в сфере сексуальных отношений».

Что такое сексуализированное насилие?

Психология и юриспруденция по-разному трактуют это понятие.
В законах вы не найдете слова «сексуализированное насилие». Все, что можно отнести к этому явлению, закреплено в главе 18 Уголовного кодекса России «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» и Постановлении Верховного суда. К таким преступлениям относятся:
  • Изнасилование;
  • Насильственные действия сексуального характера. Иначе говоря, изнасилование пострадавшего того же пола, что и преступник;
  • Принуждение к изнасилованию или насильственным действиям сексуального характера. Речь идет о шантаже, угрозе побоев, попадании пострадавшего в материальную или другую зависимость от преступника;
  • Развратные действия в отношении детей до 16 лет. Сюда относится все, кроме непосредственно секса с проникновением, — например, снимать видео, трогать, показывать порноролики. Целью этих действий должно быть удовлетворение сексуального влечения преступника или пробуждение у ребенка интереса к сексуальным отношениям.
Психология и юриспруденция по-разному трактуют это понятие.
В психологии сексуализированное насилие — это спектр проблем. С одной его стороны находится физическое насилие с угрозой жизни и последствиями для здоровья — то, что называется изнасилованием. С другой — завуалированные явления, например, кэтколлинг, стелсинг и другие.
Кэтколлинг
(от английского catcall)
Домогательства в общественных местах, когда мужчины свистят проходящей мимо девушке, отпускают объективирующие комментарии, распускают руки или показывают непристойные жесты.
Стелсинг
(от английского stealth)
Когда партнер без предупреждения и намеренно не использует презерватив во время полового акта, потому что «так лучше», хотя знает, что партнерша не хочет ребенка или что беременность может быть угрозой здоровью.
Суть у всех проявлений сексуализированного насилия одна — использование секса и сексуального подтекста для унижения, объективизации и лишения воли другого человека без его согласия.
Суть у всех проявлений сексуализированного насилия одна — использование секса и сексуального подтекста для унижения, объективизации и лишения воли другого человека без его согласия.
Психологическое и юридическое понимание сексуализированного насилия чаще всего пересекаются только в случае прямого физического насилия над человеком любого возраста, гендера и пола.
Психологическое и юридическое понимание сексуализированного насилия чаще всего пересекаются только в случае прямого физического насилия над человеком любого возраста, гендера и пола.
«С явлениями вроде кэтколлинга, стелсинга или даже порно-мести — размещения видео в открытом доступе без согласия участвующего лица — сложно в юридическом поле. Насилием можно назвать и ситуацию, когда партнерше стало больно во время полового акта, и она просит остановиться, а партнер нарочно не останавливается. Однако за такое не подашь в суд».
Марина Травкова, семейный психолог, супружеский и секс-терапевт, преподаватель, супервизор и автор курсов «Системная сексуальная терапия» и «Консультант в сфере сексуальных отношений».
Поэтому неуместные комментарии на работе, харрасмент, склонение к сексу втроем против воли и другие явления, где секс вербально, невербально и физически используется против воли другого, с точки зрения психолога — насилие, а с точки зрения обывателя и действующих законов — увы, нет.
Поэтому неуместные комментарии на работе, харрасмент, склонение к сексу втроем против воли и другие явления, где секс вербально, невербально и физически используется против воли другого, с точки зрения психолога — насилие, а с точки зрения обывателя и действующих законов — увы, нет.

Какие физические и психологические последствия может вызвать у пострадавшего эпизод насилия? Можно ли преодолеть их в терапии или только уменьшить их?

Последствия могут быть разные и проявляться у пострадавших по-разному. Хорошая новость в том, что далеко не каждое сексуализированное насилие, даже физическое с проникновением, заканчивается тяжелыми долгосрочными последствиями. Это зависит от состояния пострадавшего или пострадавшей в момент события, от его или ее мироощущения, от реакции окружения на произошедшее.
Последствия могут быть разные и проявляться у пострадавших по-разному. Хорошая новость в том, что далеко не каждое сексуализированное насилие, даже физическое с проникновением, заканчивается тяжелыми долгосрочными последствиями. Это зависит от состояния пострадавшего или пострадавшей в момент события, от его или ее мироощущения, от реакции окружения на произошедшее.
Реакция запуганной девушки, которая считает себя виноватой и которой некому рассказать, потому что забьют камнями за «испорченность», будет, скорее всего, травматичной.
Реакция девушки, которой рассказывали, что в насилии всегда виноват насильник, и которую сразу защитили, поддержали и сказали, что она не виновата, будет иной.
Сложность и тяжесть сексуализированного насилия для пострадавшего состоит в том, что он чувствует себя обесчеловеченным и лишенным воли объектом. Какие последствия это может нести:
Сложность и тяжесть сексуализированного насилия для пострадавшего состоит в том, что он чувствует себя обесчеловеченным и лишенным воли объектом. Какие последствия это может нести:
Физиологические
  • Незапланированная беременность;
Психологические
  • Посттравматическое стрессовое расстройство;
  • Риск «подпольного» аборта;
  • ЗППП;
  • ВИЧ;
  • Гинекологические осложнения, имеющие психосоматическую природу, — эндометриоз, фибромы, вагинизм, генитальное раздражение, воспаления мочевого тракта;
  • Психогенные состояния — например, пострадавший может набрать вес, будто организм пытается сделать себя непривлекательным и защититься от возможного повторения.
  • Депрессия;
  • Расстройства сна и аппетита;
  • Фобии;
  • Суицидальное поведение;
  • Агрессия;
  • Раздражительность.
Еще одна хорошая новость: почти со всеми последствиями психотерапия справляется, при необходимости в сочетании с фармакотерапией.
Еще одна хорошая новость: почти со всеми последствиями психотерапия справляется, при необходимости в сочетании с фармакотерапией.
«Случившееся не сотрешь из памяти, но ему можно дать его истинное место — всего лишь одного (или серии) жизненного эпизода, который не определяет целиком и полностью, кто вы, чего хотите и чего достойны»
— говорит Марина Травкова, семейный психолог, супружеский и секс-терапевт, преподаватель, супервизор и автор курсов «Системная сексуальная терапия» и «Консультант в сфере сексуальных отношений».

Стоит ли просить клиента рассказывать о событии в подробностях?

Чаще всего в этом нет необходимости по двум причинам:
Чаще всего в этом нет необходимости по двум причинам:
Для психологической работы с пострадавшим подробности не нужны.
Психологу следует проявлять внимание к тому, что происходит с человеком физически и эмоционально, беседа должна быть структурированной и управляемой. А реакция на воспоминания может быть разной, вплоть до ощущения, что человек снова оказался в той ситуации. Его состояние ухудшается, а психолог становится стимулом к плохим ощущениям. Велика вероятность, что человек больше не придет к этому специалисту.
Рассказы пострадавших часто отрывочны и нелогичны.
В стрессе мозг работает не как в спокойной обстановке. Он запоминает фрагменты событий, а не всю их последовательность, а значит, рассказать человек сможет только о том, что запомнил в шоковом состоянии.
Чтобы не подвергать клиента новым испытаниям, специалист, работающий с травмой, обязательно должен пройти обучение. Важно знать, как в стрессе меняются восприятие и когнитивные способности человека, и понимать, как не допустить этого на консультациях.
Чтобы не подвергать клиента новым испытаниям, специалист, работающий с травмой, обязательно должен пройти обучение. Важно знать, как в стрессе меняются восприятие и когнитивные способности человека, и понимать, как не допустить этого на консультациях.
«Чего точно не стоит делать специалисту, так это пугаться, удивляться и осуждать. Психолог должен быть поддержкой своему клиенту, быть человеком, который способен не развалиться от рассказа клиента и не „упасть“ в собственные эмоции»
— считает Марина.

В популярной психологии встречается мнение, что у пострадавших от насилия есть свой психологический профиль, правда ли это?

Нет, неправда. Такая формулировка подразумевает, что мы назначаем виновным в происходящем самого пострадавшего, будто его характер, самооценка, неуверенность в себе привели к насилию. Но это не так. И даже не привлекательность, социальное положение, внешний вид, образование или какой-то другой фактор.
Нет, неправда. Такая формулировка подразумевает, что мы назначаем виновным в происходящем самого пострадавшего, будто его характер, самооценка, неуверенность в себе привели к насилию. Но это не так. И даже не привлекательность, социальное положение, внешний вид, образование или какой-то другой фактор.
Главное, что нужно знать о насилии: к нему приводит только желание насильника. За его действия пострадавший не несет ответственности.

Если тема насилия в терапии не основная, а всплыла в процессе, или клиент не считает, что подвергался насилию, как работать с таким опытом?

Марина предлагает следовать правилу «не чешем, где не чешется». Если клиент не хочет говорить о насилии или не считает, что это его травмировало; если это не входит в актуальный запрос и не влияет на происходящее в его жизни сейчас, то не нужно поднимать эту тему. Это неэтично по отношению к клиенту.
Марина предлагает следовать правилу «не чешем, где не чешется». Если клиент не хочет говорить о насилии или не считает, что это его травмировало; если это не входит в актуальный запрос и не влияет на происходящее в его жизни сейчас, то не нужно поднимать эту тему. Это неэтично по отношению к клиенту.

Какие есть протоколы работы с пострадавшими от насилия? Какой должна быть цель терапии?

Задача психолога в такой работе — помочь клиенту справиться с последствиями насилия и вернуться к прежней жизни.
Задача психолога в такой работе — помочь клиенту справиться с последствиями насилия и вернуться к прежней жизни.
По словам Марины, протоколы разных школ и направлений психологии так или иначе настроены на это. «Рабочие инструменты» будут примерно одни и те же, например:
По словам Марины, протоколы разных школ и направлений психологии так или иначе настроены на это. «Рабочие инструменты» будут примерно одни и те же, например:
Реконсолидация памяти о травмирующем воспоминании, когда клиент вместе с психологом аккуратно обращается к прожитому, подробности эпизода отделяются от ощущения тревоги. Так можно снизить вероятность паники, когда клиент в следующий раз окажется, например, один в темном подъезде. Однако этот способ работает только для недавних воспоминаний.
Работа с телом помогает снизить влияние навязчивых воспоминаний, уменьшить тревогу, депрессию, раздражение. Клиент становится более стрессоустойчивым.
Социальная поддержка очень важна для нормализации состояния пострадавшего. Он должен ощущать принятие, сочувствие и доверие со стороны родственников, друзей и значимых лиц. Не должно быть эмоционального давления и обвинений. Если поддержка сильна, у клиента гораздо меньше выражены вина, стыд, страх, меньше депрессивных переживаний.

Как быть, если работа с пострадавшим шокирует психолога?

Это однозначно повод для личной терапии. Важно понять, что именно и почему вас шокирует, поработать над своими взглядами, убеждениями и эмоциями. Если все-таки вас сильно «затапливает», возможно, стоит отказаться от работы с клиентом и передать его коллеге, который сможет помочь.
Это однозначно повод для личной терапии. Важно понять, что именно и почему вас шокирует, поработать над своими взглядами, убеждениями и эмоциями. Если все-таки вас сильно «затапливает», возможно, стоит отказаться от работы с клиентом и передать его коллеге, который сможет помочь.
Если вы все-таки хотите работать с такой травмой, необходимо повышать образование. Работать без подготовки и знаний — неэтично и даже опасно как для клиента, так и для самого психолога, если он будет слишком сильно вовлекаться и сопереживать пострадавшему. Специалист как бы станет свидетелем произошедшего, не переживая его напрямую, и это тоже может влиять на психику.
Если вы все-таки хотите работать с такой травмой, необходимо повышать образование. Работать без подготовки и знаний — неэтично и даже опасно как для клиента, так и для самого психолога, если он будет слишком сильно вовлекаться и сопереживать пострадавшему. Специалист как бы станет свидетелем произошедшего, не переживая его напрямую, и это тоже может влиять на психику.

Часто ли приходят ли мужчины с таким запросом?

«Мужчины обращаются с таким запросом гораздо реже, чем женщины, — говорит Марина, опираясь на свой опыт работы и опыт коллег. — Для мужчин сильнее стигма, особенно, если это мужчина с ярко выраженной мужской гендерной социализацией». Нельзя проявлять эмоции, нельзя быть слабым. В такой парадигме сложно признать, что не смог защититься и оказался объектом чужой воли.
«Мужчины обращаются с таким запросом гораздо реже, чем женщины, — говорит Марина, опираясь на свой опыт работы и опыт коллег. — Для мужчин сильнее стигма, особенно, если это мужчина с ярко выраженной мужской гендерной социализацией». Нельзя проявлять эмоции, нельзя быть слабым. В такой парадигме сложно признать, что не смог защититься и оказался объектом чужой воли.
Поэтому и работа с пострадавшими-мужчинами отличается. После эпизода насилия они чаще агрессируют. За ними большее число завершенных попыток суицида. Они «топят» себя в алкоголе или вредных привычках, нередко срываются на близких и воспроизводят цикл насилия в своей семье. Женщины же склонны уходить в депрессию и винить себя.
Поэтому и работа с пострадавшими-мужчинами отличается. После эпизода насилия они чаще агрессируют. За ними большее число завершенных попыток суицида. Они «топят» себя в алкоголе или вредных привычках, нередко срываются на близких и воспроизводят цикл насилия в своей семье. Женщины же склонны уходить в депрессию и винить себя.

Что делать психологу, если к психологу пришел человек, который сам признается, что совершал сексуализированное насилие?

Марина выделяет в этой ситуации важный нюанс: «В России психолог не имеет права сохранять в тайне преступления, о которых узнал — как совершенные, так и планируемые. Кроме того, профессиональная этика не позволяет психологу помогать одному человеку за счет жизни или здоровья другого».
Марина выделяет в этой ситуации важный нюанс: «В России психолог не имеет права сохранять в тайне преступления, о которых узнал — как совершенные, так и планируемые. Кроме того, профессиональная этика не позволяет психологу помогать одному человеку за счет жизни или здоровья другого».
Поэтому действия специалиста зависят от того, с какой целью пришел этот человек, — зачем он это рассказывает и чего хочет от специалиста? Также стоит обратиться к своим ценностями и компетенциями. Хотите ли вы и можете ли работать с таким клиентом? Если решите работать с автором насилия, можно обратиться к модели НОКСА для консультирования клиентов, склонных к насилию в близких отношениях.
Поэтому действия специалиста зависят от того, с какой целью пришел этот человек, — зачем он это рассказывает и чего хочет от специалиста? Также стоит обратиться к своим ценностями и компетенциями. Хотите ли вы и можете ли работать с таким клиентом? Если решите работать с автором насилия, можно обратиться к модели НОКСА для консультирования клиентов, склонных к насилию в близких отношениях.

Какие ресурсы и книги почитать по теме сексуализированного насилия?

Марина советует обратиться к методичкам и памяткам, которые создают центры помощи пострадавшим. Например:
Марина советует обратиться к методичкам и памяткам, которые создают центры помощи пострадавшим. Например:
Сборник литературы от центра «Насилию.нет» (включен в реестр иноагентов Минюста РФ).
А если вы читаете по-английски, прочитайте книгу Wendy Maltz «The Sexual Healing Journey».
А если вы читаете по-английски, прочитайте книгу Wendy Maltz «The Sexual Healing Journey».

Наш курс «Системная сексуальная
терапия»

Получите профессию с нуля или углубитесь в специализацию, изучив теорию, освоив навыки и начав практику с реальными клиентами под наблюдением экспертов.
Авторский курс Марины Травковой.
Поделиться:
Копировать ссылку
Еще по теме

Мы выкладываем полезные материалы и анонсы в нашем канале, подписывайтесь

Подписывайтесь на наш дайджест, чтобы не пропустить новые публикации в блоге. Письмо каждый четверг :)

Подпишитесь на нашу рассылку

Мы выкладываем полезные материалы и анонсы в нашем канале, подписывайтесь